üc mayis

18 мая - годовщина депортации крымских татар (1944)

Согласно постановлению Верховной Рады Украины № 792-VIII от 12.11.2015 года, депортация крымских татар в 1944 году признана геноцидом, а 18 мая отмечается День памяти жертв геноцида крымскотатарского народа.

https://www.youtube.com/watch?v=AwoVT3T8pTs
üc mayis

Искусство и мифология саков

Искусство и мифология саков

Исследователи сакского искусства считают, что оно было тесно связано с искусством Ахеменидского Ирана и Бактрии, с одной стороны, и искусством Китая эпохи Чжоу и Хань — с другой.
В науке существуют разнообразные предположения относительно места и времени формирования сакского искусства «звериного стиля».
Раскопки последних лет на поселении Баба-джан и святилище Сурх-Дум дали новые образцы луристанских бронз: бронзовая булавка с фигуркой припавшей к земле пантеры, точильный камень с ручкой в виде головы барана, стилизованные головы орлов, фигуры хищников, оленей в «летящем галопе», коней, верблюдов. Однако, как полагают исследователи, сакское искусство нельзя сводить только к луристанскому — это два самостоятельных художественных стиля.
Скорее всего, в начале I тыс. до н. э. на территорию современного Ирана стали проникать ираноязычные племена, под влиянием которых распространился ряд обычаев, новые типы вооружения и конского снаряжения. Вместе с иранцами и появились новые сюжеты в искусстве.
В то же время, иранцы, познакомившись с культурой Ассирии, Элама, Урарту, восприняли достижения их цивилизации. У них иранцы позаимствовали некоторые черты композиции и стиля. Так сложилось искусство Ахеменидского Ирана, которое оказало сильное воздействие на искусство саков. А познакомились саки с искусством этих государств во время своих переднеазиатских походов.
После разгрома их царства мидийским царем Киаксаром, вернулись домой и унесли с собой многие образцы изобразительного творчества.
При раскопках кургана Аржан в Туве — огромного сооружения диаметром 120 м и высотой 3 м, под насыпью кургана археологи обнаружили сложные деревянные конструкции: в центре находился сруб из огромных бревен лиственницы размерами 8 х 8 м, внутри которого стоял еще один сруб размерами 4,4 х 3,7 м. В нем в деревянной колоде был погребен вождь, а рядом лежали останки еще нескольких мужчин — родственников и сподвижников вождя, видимо, добровольно последовавших за ним в потусторонний мир. Вокруг по радиусу были поставлены срубы, в которых захоронены 160 коней в парадном снаряжении. Останки еще многих коней были найдены в кольцевых захоронениях, за пределами кургана.
Все кони были светлой и рыжей масти, т. е. цвета царей и жрецов.
Курган был разграблен в древности, но многое досталось и на долю археологов: самая большая в мире бронзовая бляха в виде свернувшейся в кольцо пантеры или, скорее, барса, фигурки горных баранов, кинжал с ручкой в виде фигурки кабана, золотая гривна, наконечники стрел. Курган датируется
VIII в., а найденные в нем предметы сакского искусства являются самыми древними. Это позволяет предположить, что сакский звериный стиль появился в азиатских степях. Это тем более реально, что здесь для него имеются истоки.
Уже в эпоху бронзы местные мастера изготавливали фигурки животных. Известны наскальные рисунки, изображающие оленей, быков. Также в конце II — начале I тыс. до н. э. формировалось искусство, которое, однако, еще не было
«звериным стилем».
Искусство «звериного стиля» сформировалось под влиянием южных традиций, с которыми саки познакомились во время походов в Переднюю Азию и Иран. Именно тогда отсюда к сакам пришли образы льва, льва-грифона, «древа жизни». Эти образы вписались в число местных животных, среди которых были олень, баран, верблюд, снежный барс, тигр, орел. Все перечисленные образы не были только украшениями, саки вкладывали в них определенное содержание.
Ювелирное искусство достигло у саков высокого совершенства. Мастера- художники были знакомы с литьем, штамповкой золота и могли изготавливать удивительные по изяществу, композиционному построению изделия из золота, серебра, бирюзы, которые украшали человека и его одежду, сбрую коня, предметы быта. Это гривны, украшенные мордами животных, кольца, серьги с подвесками из граната и бирюзы, наборные пояса с золотыми бляхами, бляхи- нашивки на одежду.
Сакское ювелирное искусство наиболее полно представлено в кургане Иссык, по материалам которого удалось получить представление об одежде знатных саков, украшениях, которые они носили, оружии, с которым они шли в бой.
В ювелирном искусстве широко использовали способ обкладки листовым золотом фигурок и украшений, вырезанных из дерева. О том, что обработка дерева и резьба по нему были у саков очень развиты, свидетельствуют деревянная посуда, деревянные фигурки зверей и животных, различные застежки. Наряду с резьбой по дереву развивалось ремесло, связанное с обработкой кости и производством костяных поделок — застежек, пряжек, пуговиц.
Уже отмечалось, что сакские мастера вытачивали и вырезали из мягких пород камня великолепные жертвенники, украшая их богатым резным орнаментом. Из цветного камня — сердолика, халцедона, агата, бирюзы сакские ювелиры изготавливали бусы.
Саки, как и другие народы, поклонялись силам природы — солнцу, ветру, грозе, грому, которые представлялись им в образе богов. А боги, по их понятиям, воплощались и в фантастических зверей, птиц и животных, таких, как крылатые кони, конегрифы, Популярность этих образов в мифологии и фольклоре вызвали к жизни своеобразный «звериный стиль» в искусстве евразийских степей.
Конь в мифологии саков связывался с солнцем и огнем. Верховное божество
Митра, который сотворил мир, выезжал, согласно «Авесте», на четверке лошадей. К коням имели отношение боги Сурья, Яма, Агни, Индра. Изображения крылатых коней на головном уборе царя из кургана Иссык — это солнечная колесница. Образ крылатого коня как образ солнца есть в мифологии других народов. У греков крылатые кони влекли по небу колесницу солнечного бога Аполлона.
Изображения хищных орлов тоже были символами бога солнца. В представлении индоиранских народов солнце предстает в виде колесницы с одним колесом, которую мчат по небу четыре коня или четыре орла.
Саки имели свое понятие об устройстве мира (космоса). Порядок в космосе представлялся понятием арта, который ассоциировался с Солнцем, движением солнечной колесницы. Порядок в космосе, гармония, организаторами в которых были боги Митра, Варуна, Индра, модель мира представлялась как сочетание трех миров — подземного мира — низа; середины — земли, и верхнего — неба. У мира было четыре стороны — правая, левая, передняя и задняя.
Примером символического представления саков о космосе является головной убор сакского царя из Иссыка. Орнаменты на нем разделены на три вертикальных яруса. Колпак по кругу обрамляет изображение цепи золотых гор и деревьев. У подножия гор помещены «земные звери»: тигры, козлы. На вершинах — птицы, крылатые тигры. Орнаментальный фриз означает мировой горный хребет, по представлениям саков, окружавший мир со всех сторон.
Орнамент символизирует трехчастную организацию мира снизу вверх: подземный мир — земля — небеса. На четырех крестообразно расположенных точках кольцевых фризов помещены изображения зверей — охранителей сторон света; востока и запада, севера и юга. Впереди головного убора имеется солнечная эмблема — символ всего космоса в целом: четыре крылатых коня и четыре золотых стрелы. Это своеобразный знак власти над всеми тремя мирами и четырьмя углами света, которые солнце обходит на своем пути. Переднюю сторону саки считали восточной стороной света, заднюю — западом. Возложение такого колпака-короны осмысливалось как передача вождю власти над всем мифологическим Космосом. Вождь олицетворял ось вселенной, ее центр, и все символы на его одежде это мифологическое представление.
В целом, сакский, или сакско-скифский «звериный стиль» сложился как закономерное выражение мировоззрения сакских племен, как воплощение в изобразительном искусстве их мифологии, как особая знаковая система для выражения идеологии кочевников.

https://tarikh.kz/saki-usuni-kangly-hunnu/saki/iskusstvo-i-mifologiya-sakov/
üc mayis

Уильям С. Линд о политической корректности

"За последние сорок лет Америка была завоевана той же силой, которая ранее захватила Россию, Китай, Германию и Италию. Эта сила - идеология. Здесь, как и повсюду, идеология нанесла огромный вред традиционной культуре, в которую она пришла, чтобы господствовать над нею, она всюду разрушила культуру и вымела прочь многое из нее. На место культуры пришел страх и разрушение. России, например, понадобится одно поколение или даже больше, чтобы оправиться от коммунизма, если это ей вообще удастся.
Идеология, которая захватила Америку, обозначается обычно как «политическая корректность». Некоторые люди считают ее шуткой. Но это не так. Она чрезвычайно серьезна. Она пытается изменить почти все правила, формальные и неформальные, которые существуют между человеком и учреждениями. Она хочет изменить наше поведение, наши мысли, даже слова, которые мы используем. Большей частью она уже сделала это. Кто бы то ни был или что бы то ни было, что контролирует язык, контролирует также мысли. Кто сегодня, например, еще осмелится говорить о «дамах»?
Но что такое «политическая корректность»? Политическая корректность - это на самом деле культурный марксизм - марксизм, который был перенесен с экономического уровня на культурный уровень. Попытка перенести марксизм с экономики на культуру началась не со студенческих бунтов в 1960-е годы. Ее корни уходят в 1920-е годы и в труды итальянского марксиста Антонио Грамши. В Германии группа марксистов основала тогда в 1923 году институт, который должен был посвятить себя осуществлению этого переноса, «Институт социальных исследований» (позже известный как Франкфуртская школа). Один из учредителей института, Дьёрдь (Георг) Лукач, описывал цель института как поиск ответа на вопрос: «Кто должен спасти нас от западной цивилизации?» Франкфуртская школа приобрела значительное влияние в американских университетах после того, как многие из ее ведущих представителей в 1930-х годах сбежали в Соединенные Штаты, чтобы ускользнуть от национал-социализма в Германии.
Франкфуртская школа комбинировала Маркса с Фрейдом, и более поздние влияния (как некоторые фашистские, так и марксистские) добавили к этому еще и языкознание, чтобы развить «Критическую теорию» и «деконструктивизм». Это, в свою очередь, очень сильно повлияло на теорию образования и через высшие учебные заведения привело к возникновению того явления, которое мы сегодня называем «политической корректностью». Истоки ее совершенно ясны, и их можно проследить до Карла Маркса.
Параллели между старым, экономическим марксизмом и культурным марксизмом очевидны. Культурный марксизм, т.е. политическая корректность, разделяет с классическим марксизмом видение «бесклассового» общества, это значит, общества не равных возможностей, а равных условий для всех людей. Но так как это видение противоречит человеческой природе - все же люди независимо от исходного пункта развиваются по-разному, так как они разные – общество не хочет принимать такую общественную форму, если только людей не принуждают к ней. В обоих вариантах марксизма равенство навязано насильно. Это первая большая параллель между классическим и культурным марксизмом: оба они - тоталитарные идеологии. Тоталитарную природу политической корректности можно увидеть в университетах, в которых она пришла к власти: свобода слова, прессы и мыслей там полностью упразднена.
Вторая большая параллель состоит в том, что как экономический, так и культурный марксизм объявляет историю одномерной. Классический марксизм утверждает, что на всю историю влияла лишь собственность на средства производства. Культурный марксизм говорит, что историю можно полностью объяснить, рассмотрев вопрос о том, какие группы господствовали над другими - и под группами понимаются пол, раса и сексуальная нормальность или ненормальность.
Третья параллель состоит в том, что оба вида марксизма объявляют определенные группы априори хорошими, а другие плохими, и это независимо от реального нынешнего поведения их членов. Классический марксизм объявлял рабочих и крестьян хорошими, а буржуазию (средний класс) и других собственников производственного капитала плохими. Культурный марксизм определяет черных, латиносов, женщин-феминисток, гомосексуалистов и несколько других меньшинств хорошими, а белых мужчин плохими. Политическая корректность практически не признает существование также нефеминистских женщин и, с другой стороны, те чернокожие, которые отвергают политкорректность, считаются белыми.
(Типичный пример – для сторонников политкорректности белый мужчина Билл Клинтон – априори хороший, так как «левый», а черная женщина Кондолиза Райс – априори плоха, поскольку исповедует правые республиканские взгляды. – прим. перев.)
Четвертая параллель касается используемого средства: экспроприации. Экономические марксисты там, где они имели власть, отчуждали собственность буржуазии и огосударствливали ее, якобы как «представители» рабочих и крестьян. Культурные марксисты, если они у власти, поступают аналогично - даже в нашем правительстве: они вводят штрафы для белых мужчин и других, кто не согласен с ними, и добиваются привилегий для «хороших» с их точки зрения групп. Положительная дискриминация - вот пример этого.
И, в конце концов, оба вида марксизма используют такие методы анализа, которые должны подтвердить правильность их идеологии в любой ситуации. Классические марксисты используют здесь экономический анализ. Культурные марксисты используют лингвистический метод анализа, «деконструкцию». Посредством деконструкции «доказывается», что любой «текст», старый или новый, иллюстрирует угнетение чернокожих, женщин, гомосексуалистов и т.д. - и для этого используется способ, при котором это значение искусственно вносится в интерпретацию слов текста, независимо от их фактического значения. Оба метода - это, само собой разумеется, лишь псевдоанализы, которые извращают и искажают факты, чтобы прийти к заранее заданным выводам, но они придают идеологиям внешние признаки «научности».
Эти параллели отнюдь не необычны, и не случайны. Они существуют, так как политическая корректность произошла непосредственно из классического марксизма, фактически она является вариантом марксизма. В прошлом «отбор» культурных марксистов из марксистского движения происходил благодаря классическим марксистам. Но сегодня, когда экономический марксизм мертв, культурный марксизм незаметно оказался на его месте. Средство изменилось, но послание осталось тем же самым: общество радикального равенства, к которому насильственно принуждает власть государства.
Сегодня политкорректность как шторм проносится над американским обществом. Она захватила власть в обеих политических партиях - недавние республиканские мероприятия организовывались по ее диктату, в то время как культурным консерваторам указали на дверь - и проводится в жизнь с помощью законов и правительственных постановлений. Она контролирует самый могущественный элемент нашей культуры, индустрию развлечений. Она доминирует как в школах, так и в университетах: кампусы многих университетов - это маленькая, покрытая плющом Северная Корея. Даже высокопоставленные клирики во многих христианских церквях поражены ею. Любой член истэблишмента, который попытается вырваться из-под ее диктата, очень быстро перестает быть членом истэблишмента".

(Из: Уильям Линд, "История политической корректности")
üc mayis

Уильям С. Линд о Хаме-1982 и Асаде-старшем

"При ведении войны четвертого поколения есть два основных подхода или две модели. Первую можно в широком смысле назвать «моделью деэскалации», и эта модель – центральная идея этой книги. Но бывают времена, когда государственные вооруженные силы могут использовать другую модель. Размышляя о случае, когда эта вторая модель была успешно применена, мы называем ее (позаимствовав это название у Мартина ван Кревельда) «моделью Хамы». Название «модель Хамы» происходит от того, что сирийский президент Хафез аль-Асад сделал в городе Хама в Сирии, когда негосударственная группировка «Братья-мусульмане» восстала там против его правления.
В 1982 году в Хаме, Сирия, суннитское Братство мусульман приобрело значительную силу и планировало вмешаться в сирийскую политику с помощью насилия. Диктатор Сирии Хафез аль-Асад был предупрежден своими разведывательными источниками, что Братья-мусульмане надеялись убить различных членов правящей партии Баас. На самом деле существуют достоверные доказательства, что Братья-мусульмане планировали свергнуть правительство Баас, в котором доминировали шииты/алавиты.
2 февраля 1982 года сирийская армия была развернута на территории, окружающей Хаму. В течение трех недель сирийская армия полностью разрушила город, что привело к смерти от 10 000 до 25 000 человек, в зависимости от источника. Использование тяжелой артиллерии, бронетехники, и, возможно, даже ядовитого газа привело к крупномасштабным разрушениям и положило конец желаниям Братьев-мусульман свергнуть партию Баас и Асада. После того, как операция была закончена, один выживший житель Хамы заявил: «Мы больше не занимаемся политикой здесь, мы занимаемся только религией».
Результаты разрушения Хамы были ясны оставшимся в живых. Как написала 20 июня 2000 года газета «Christian Science Monitor», «Сирию сурово критиковали на Западе за злодеяния в Хаме. Но многие сирийцы, включая суннитских купцов, которые процветали при правлении алавитов, также отмечают, что результатом были годы стабильности».
Что особенно характерно для «модели Хамы» – это подавляющая огневая мощь и сила, сознательно используемая для того, чтобы вызвать большие жертвы и крупные разрушения в ходе операции, которая заканчивается быстро. Быстрота является самой существенной для «модели Хамы». Если позволить операции типа Хамы затянуться, то она превратится в катастрофу на моральном уровне. Цель состоит в том, чтобы закончить такую операцию настолько быстро, чтобы эффект, желаемый в местном масштабе, был достигнут прежде, чем у кого-либо еще будет время, чтобы отреагировать или, в идеальном случае, даже просто заметить то, что происходит".

William S. Lind, LtCol. Gregory A. Thiele, USMC; 4th Generation Warfare Handbook, Castalia House, 23 мая 2016 (электронное издание – 11 ноября 2015).

В общем, если быдло взбунтуется, нужно бить его больно, но быстро, не затягивать. Раз или два стукнуть, но с нокаутом, а не мутузить несколько месяцев, а то и лет.
üc mayis

Правильный подход к швабодолюбивой мрази

Раньше подход ко всем этим майданутым во всем мире был правильным.
Вот когда Рейган был губернатором Калифорнии, зажравшиеся студентики, подстрекаемые Нью Лефтс и прочей уэзерменовской левацкой сволочью, устроили там бунты. Ну, Рейган вызвал полицию и устроил buttheyarechildren кровавый четверг (15 мая 1969), парочка пустоголовых отправилась в страну вечной охоты. На Рейгана гавкали защитники правов человека, но он чихать на них хотел.
(15 мая 1969 года он подавил студенческие волнения в Беркли силами полиции, которая применила слезоточивый газ и дробовики. В результате один студент был убит и 128 госпитализированы с различными травмами. Это событие вошло в историю под названием "Кровавый четверг". Рональд Рейган приехал в Беркли и, столкнувшись с враждебностью журналистов, в раздражении покинул пресс-конференцию:

– Некоторые из вас знают, и я живу достаточно долго, чтобы знать: все это началось с того, что молодым людям позволили думать, что они имеют право выбирать, каким законам подчиняться, а каким нет, когда речь идет о социальном протесте, – сказал он).
(Ну, т.е. показал волелюбному быдлу его настоящее место, в общем).

Разумеется, при таком подходе жертв всегда было намного меньше, чем если бы дать бунтам перерасти в что-то серьезное.
(Об этом же пишет Эдвард Люттвак в своей "Стратегии", когда рассматривает ВРЕД, приносимый "миротворцами" и "неправительственными организациями по оказанию помощи". Или Уильям С. Линд, когда пишет об Асаде-старшем и подавлении им бунта исламистов в Хаме в 1982 году - расстрелял из пушек и танков, и полил газами взбунтовавшуюся срань и навел порядок лет на двадцать. А если бы гуманничал, то была бы такая же гражданская война, как сейчас.)
Так что наиболее гуманный подход - это быстрое и точечное применение насилия. Если бы Янукович не был тупым трусом и выполнил бы свой долг главы государства, то Крым и Донбасс были бы и сейчас в составе Украины, и как минимум 10 тысяч человек были бы живы. Нужно было просто нормально применить насилие против взбунтовавшейся черни. И такие примеры можно множить, вспомнив даже того же Наполеона и его картечь против путчистов. И есть отрицательные примеры - слишком гуманный Шах Ирана, который прекратил стрелять в "собственный народ" и отказался от престола и уехал. Да, у него есть смягчающее обстоятельство - он знал, что смертельно болен, и не хотел умирать "убийцей". Но он, возможно, поступив правильно как ЧЕЛОВЕК, поступил неправильно, КАК ШАХ - он не выполнил свой долг. В результате умеренный деспотизм Шаха был сменен выползшим из седьмого века хомейнизмом - и эта проблема существует до сих пор.

Просто пора понять - "народ" - это агрессивный имбецил. У него текут слюни изо рта, но он кидается на докторов и санитаров. Его надо держать на цепи и пиздить железной палкой. Если этого не делать, он вырвется на "волюшку-волю" и устроит всемирный хаос. Но долбанутые на "народобесии" псевдогуманисты этого не понимают и хватают "санитара" за руки, не давая ему научить этого агрессивного имбецила "свободку любить".
Вот с этим все и связано. И в Европке, и в Америке, и в Эссен Гэ. Распустили всякую сволочь, в общем, а она возомнила о себе невесть что и претендует на какие-то права, еще не научившись ходить на задних лапах. Свободку ей подавай. А тут разговор должен быть короткий: - Шо, падла, швабоды хочешь? Правов человека, демократии? А ты ответственность понимаешь? Ответственность за свободу? Долг свой? Или тебе просто волюшки не хватает? Что мычишь, быдло, а ну отвечай?! И тут же прикладом по морде. Чтобы полгода зубами срал. И так со всеми - с левачьем, с исламистами, с Франкфуртской школой, с Критической теорией, с майданутыми, с навальнятами, со всеми этими "сверчками, забывшими свой шесток". Потому что свободы без ответственности не бывает. Но народобесы об этом стараются не говорить.
üc mayis

О прародине всех тюрков и монголов: "Эргенекон", "Эргунэ-хун" или Танну-Урянхай?

О прародине всех тюрков и монголов: "Эргенекон", "Эргунэ-хун" или Танну-Урянхай?

Абаев Николай Вячеславович





О прародине всех тюрков и монголов: "Эргенекон", "Эргунэ-хун" или Танну-Урянхай?

Аннотация: В статье в результате критического анализа теорий бурятских ученых Б. Р. Зориктуева, С. Ш. Чагдурова, П. Б. Коновалова о местоположении легендарной прародины «всех монголов» Эргунэ-Хун автор делает вывод о том, что это место находилось не на территории Маньчжурии («аргуньская версия» Зориктуева) или Западной Бурятии (Чагдуров, Коновалов), а на территории Урянхая (современной Тувы).


В отечественной и зарубежной литературе существует несколько разноречивых версий относительно прародины «всех монголов» — мифической (точнее, легендарной) страны Эргунэ-Хун (Эргуне-Кун), которую источники описывают как горную котловину, окруженную со всех сторон крутыми хребтами, расположенными в форме почти правильного круга (т.е. подобно огромному перевернутому колоколу). По преданиям, зафиксированным в знаменитых летописях Рашид-ад-Дина, «все монголы», среди которых были и урянхайцы (урянкат, урянх) — предки современных тувинцев, вышли из этой горной местности, которую Б. Р. Зориктуев, следуя версии японского ученого Сиратори Куракити, первоначально располагал в бассейне реки Аргунь (Маньчжурия, КНР), поэтому сам топоним «Аргунь» он этимологически отождествляет с «Эргунэ-Хун» (Зориктуев, 1997: 20-21).

В данной статье ставится задача на основе анализа некоторых этимологических связей этнотопонима «Эргунэ-Хун» с названием легендарной прародины тюрков «Эргенекон» и древним названием Тувы — «Урянхай» показать, что все три этнотопонима имеют общие истоки и указывают на одну и ту же территорию в восточной части современной Республики Тыва на стыке границ с Бурятией и Монголией. Критический анализ версий бурятских ученых Б. Р. Зориктуева, С. Ш. Чагдурова и П. Б. Коновалова позволил также уточнить местоположение прародины одновременно и тюрков, и монголов на территории древнего Урянхая, которая, как мы полагаем, наиболее соответствует средневековым описаниям этого места и находится в центре пограничной зоны между тюркским и монгольским мирами, на стыке наиболее интенсивного пересечения этнокультурных связей между двумя родственными суперэтносами. Потому представляется вполне логичным наличие у прототюркских и прамонгольских племен общей мифологемы, указывающей на общую прародину.

В «Сборнике летописей» знаменитого персидского историка Рашид-ад-Дина отмечается: «Примерно за две тысячи лет до настоящего (времени) у того племени, которое в древности называли монгол, случилось распря с другими тюркскими племенами и закончилась сражением и войной. Имеется рассказ (…) заслуживающих доверия почтенных лиц, что над монголами одержали верх другие племена и учинили такое избиение (среди) них, что (в живых) осталось не более двух мужчин и двух женщин. Эти две семьи в страхе перед врагом бежали в недоступную местность, кругом который были лишь горы и леса и к которой ни с одной стороны не было дороги, кроме одной узкой труднодоступной тропы, по которой можно было пройти туда с большим трудом… Название этой местности Эргунэ-Кун. Значение слова кун — косогор, эргунэ — крутой, иначе говоря, «крутой хребет». А имена этих двух людей Нукуз и Киян. Они и их потомки долгие годы оставались в этом месте и размножились. Каждая их ветвь стала известной под определенным именем… В настоящее время у монгольских племен так установлено, что те, которые появились от этих ветвей, чаще всего состоят меж собой в родстве, и монгол-дарлекины — суть они» (Рашид-ад-Дин, 1952: 153-154).

Из летописей Рашид-ад-Дина следует, что в котловине Эргунэ-Хун размножившимся монголам стало тесно, и они вышли оттуда, расплавив богатой железной рудой крутой склон и сделав проход сквозь горный хребет, расселились на просторах степи. При этом персидский историк указывает, что двумя первопредками этих людей были Нукуз, легедарный предок тюрков, который одновременно почитался тюрками как «прародитель Ной (тюркск. Нух)», и Киян, который считался предком царского рода Кият-Борджигин, из которого происходил сам Чингис-Хан, впервые объединивший всех тюрков и монголов Центральной Азии, а затем и всей Великой Евразийской Степи в одну «татаро-монгольскую» державу. Очевидно, что эта горная страна, которая в легендах и мифах как тюрков, так и монголов стала почитаться как их историческая родина. Она расположена на Саяно-Алтайском нагорье и предки монголов Чингис-Хана перекочевали туда с юга, а конкретнее — из Восточного Тибета, как об этом сообщается в других исторических источниках, а на юг они переместились еще в период создания Империи Хунну все из той же саяно-алтайской прародины, будучи этногенетически связанными с «сибирскими скифами»,как и тюрки (подробнее см.: Абаев, 2005: 61-69). Тюрко-язычные же этносы Юго-Западной и Южной Сибири, этногенетически связанные с финно-угорскими этносами Протоуралии и принадлежащие к теле-уйгурской и уйгур-урянхайской группе, а также шорцы и хакасы, по нашему мнению, являются автохтонными насельниками этой этнокультурной зоны, значительную роль в формировании которой на первоначальных этапах этногенеза еще в эпоху бронзы и раннего железа сыграли так называемые скифы и гунны-хунну — прямые предки тюрков, а также и монголов (там же: 5-9).

Представляется также очевидным, что версию о происхождении «всех монголов» из одной легендарной прародины следует увязывать с древнетюркскими легендами о своей прародине Эргенекон. По-первых, до эпохи Чингис-Хана (XIII в.) тюркоязычные и протомонгольские этносы жили чересполосно. В-вторых, их этногенетические связи тесно переплетались,да и вообще в полном смысле этого этнополитонима термин «монгол» есть «изобретение» самого первого «Великого Монгола», «Сына Неба» Чингис-Хана. Тем самым он хотел сплотить всех тюрко-монголов, включая все предшествующие тюркоязычные этносы, входившие в ту часть суперэтнической общности, которая называлась «татары», в единый монолитный суперэтнос, объединяющим началом которого явилась общая тюрко-монгольская религия тэнгрианство. Она имела бесспорное тюркское происхождение, нооказала огромное влияние на этнокультурогенез монгольских народов (Абаев, Аюпов, 2009: 41-59).


О прародине всех тюрков и монголов: "Эргенекон", "Эргунэ-хун" или Танну-Урянхай?



Поэтому несомненным представляется тот факт, что самой первоначальной прародиной как тюрков, так и монголов является северная часть Внутренней Азии, т.е. Южная Сибирь (особенно — Саяно-Алтайское нагорье), где находиласьи прародина скифо-ариев (сако-скифских племен), которые вместе с гуннами (хунну) приняли непосредственное участие в этногенезе как тюрков, так и монголов. Поэтому представляется вполне логичным, что эта общая прародина скифо-арийских и «туранских» этносов должна находиться в одном месте, на максимальном «пересечении» этногеографических, а значит и этногенетических, этнокультурных и этноконфессиональных связей сибирских скифов, прототюрков и прамонголов, а именно — в горно-таежной части Южной Сибири.

При этом следует учитывать, что древнейшим этноге-нетическим ядром прототюрков были уйгуры и родствен-ные им урянхайцы. Именно поэтому центральная часть этой горной страны от Алтая до Восточных Саян называлась «Танну-Урянхай», а этимология слова «уйгур» напрямую связана с этногеографическим понятием «лесные народы» (ойрат, предположительно от «ой» — «лес», «арат» — «народ». П такому же принципу, по-видимому, образовано и словосочетание «хоин-урянх» — «лесные урянхайцы»), а сам этноним уйгур буквально означает, по нашей интерпретации, «народ из горной долины». П«уй» может означать как горную долину или котловину, так и пещеру или волчью нору, из которой произошел первопредок уйгуров Огуз-Хан, вскормленный волчицей. Слово «гур» явно связано с тотемным предком скифов «Олень Золотые Рога» и с общим метаэтнонимом скифо-ариев и тюрко-монголов «народ хор», означающим «народ Солнца», а также этногеографическое понятие «страна Хор» (Хоорай, Хонгорай), локальным, «диалектным» вариантом которого и является «Урянхай» (Абаев, 2005: 57-81).

О том, что Эргенекон и есть Эргунэ-Кун, т.е. что это одно и то же место, и о продолжительности пребывания двух предков «всех монголов» по имени «Киян» и «Нукуз» на своей прародине можно найти указания (причем в го-дах) в сочинении хивинского хана чингисида Абуль-Гази (1603-1664) «Родословное древо тюрков»: «Более 400 лет они жили в Эргене-кон. Им стало тесно… Стали искать дороги для выхода. Таким образом они выбрались из теснины и возвратились в юрт праотцовский… Так через 450 лет монголы отомстили за кровь свою и за имение свое и стали жить в юрте прадедов. Татары некоторых областей, соединившись с монголами, стали сами себя назвать монголами» (Абуль-Гази, 1906: 33-34). Поэтому бесспорной представляется и этимологическая связь между этнотопонимом Эргенекон и племенным названием «аргун» (варианты: аргын,аригун), связанным со множеством тюркских топонимов — Орхон, Аргун, Арын, Арыг-Узуу, Аргы, Аргу и т.д.

В связи с этим большой интерес вызывает этногенетическая концепция уйгурского ученого Тургуна Алмаса о прародине тюрков-теле, в частности теле-уйгуров, ближайших этнических родственников урянхайцев (с точки зрения этногенетических связей, тувинские урянхайцы являются, по нашему мнению, северными уйгурами, а потому до недавнего времени назывались «уйгур-урянхами»), изложенная в его фундаментальном исследовании «Уйгуры» (Алматы, 2008). Он пишет: «Согласно предположениям крупнейших исследователей Центральной Азии в области геологии и археологии, примерно восемь тысяч лет тому назад в природе Центральной Азии произошли огромные измене-ния, выразившиеся в засухах. Это явилось причиной того, что наши предки были вынуждены переселиться на восточные и западные просторы Азии. В то время, часть наших предков, живших в восточной части Центральной Азии, и именно, в районе Таримской долины, переселилась за Алтай, а именно в район современной Монголии и озеро Байкал (в древние времена оно называлось «Байкель— богатое озеро»). Переселившиеся в 840 году нашей эры из Монголии Синьцянь (т.е. Уйгуристан, «Восточный Туркестан». —Н.А.) восточные уйгуры являлись, таким образом, потомками тех, кто восемь тысяч лет тому назад переселился из Таримской долины в Монголию и окрестности Байкала» (Алмас, 2008: 7).

Говоря об этногенетических связях между теле-уйгурами, тюрками-огузами и мифическими «динлинами» Саяно-Алтая, а значит и уйгур-урянхами, предками совре-менных тувинцев, Т. Алмас пишет: «Если древнекитайский историк Сыма Цянь (родился около 145 года до нашей эры) в своей книге «Исторические записки», в главе «Повествование о гуннах», называет предков уйгуров «динлинами», то Бань Гу (жил с 32 по 92 год до нашей эры) в своей «Хронике династии Хань. Повествование о гуннах» называет их — «дили». Обозначения «динлин» и «дил», применяемые Сыма Цянь и Бань Гу, есть не что иное как китайская транскрипция слова «тура». Именно эти туры и являлись предками восточных уйгуров, живших за несколько веков до нашей эры в окрестностях озера Байкал. В связи с тем, Сыма Цянь и Бань Гу не имели возможности что-либо сказать по поводу западных туров, живших за несколько столетий до нашей эры на территории, начиная от берегов Иртыша и до Байкала, они не упоминают о западных турах в своих произведениях» (Алмас, 2008: 11).

В целом соглашаясь с этой версией, мы можем лишь добавить, что уйгур-урянхов Саяно-Алтая точнее следовало бы называть не «восточными» а «северными уйгурами» или «северо-восточными».

Выдающийся бурятский ученый С. Ш. Чагдуров на основе обширного свода историко-лингвистических, мифологических, этнографических и источниковедческих данных дает четкую и конкретную локализацию Эргунэ-Хун в западной части Республики Бурятия, непосредственно на границе с Восточной Тувой (т.е. Тоджинским кожууном). Как отметил С. Ш. П. Б. Коновалов, «опубликованные им статьи на эту тему… красноречивы уже своими заголовками» (Коновалов, 1999: 123). Например, «Эргуне-Хун— прародина монголоя-зычных родов и племен» (1997) и «Горная Бурятия — прародина всех монголов» (1998). В целом поддерживая версию С. Ш. Чагдурова, П. Б. Коновалов пишет, что его предшественник подошел к данному вопросу как филолог, сделав попытку лингивистического обоснования идентификация легендарного Эргунэ-Куна и его героев — Бортэ-Чино, Кияна и Нукуса — с этническими и топонимическими реалиями Восточно-Саянского и Хамар-Дабанского горного узла, названного им Горной Бурятией. Он впервые среди исследователей обратил внимание на целый ряд антропо-этно-топонимических соответствий в исторических источниках, эпосе «Гэсэр» и географической номенклатуре современного Околобайкалья (Коновалов, 1993: 168-172; Он же, 1999: 190-193).

Ввиду этого, с «определенной долей сомнения», как он пишет сам,П. Б. Коновалов «условно принимает предло-женную С. Ш. Чагдуровым реконструкцию названия Эргу-нэ-Хун, которое он предлагает Эрхуу-Нэхун» (Коновалов, 1999: 123-126). В таком варианте прочтения первая часть этнотопонима совпадает и с названием р. Иркут (бур.-монг. Эрхуу, что по значению Чагдуров связывает с термином ergu – мужская сила, а в корневой основе лежит древнейший корень из группы ар//эр//ор//ур, выражающих понятия, относящиеся к мужскому, отцовскому началу). Вторая же часть перекликается с именем одного из ушедших в Эргуне-Кун братьев (Нукус, в разночтении— Нэкус или Нэкун//Некун— хорошо известное из «Сокровенное сказания монголов» имя). В основе этого термина лежит корень из группы ах//эх//ох//ух//, преобразуемых древнейших ан//эн//он//ун — корней со значением женского, мате-ринского, начала. В силу этого, по реконструкции С. Ш. Чагдурова, с термином нэкун~нэхун может быть связано название р. Ока (бурят. Аха) — главный гидроним в горном Окинском районе Бурятии в Саянах (Чагдуров, 1997;1998).

В связи с этим местом из летописей Рашид-ад-Дина, где упоминается имя Нукуз, ученый из Внутренней Монго-лии Сайшиял пишет: «Если сослаться на это сочинение, то получается, что древнейшие племена монголов воевали против других племен и уничтожили себя в бесконечных войнах. Историк Ту Жий упомянул в этой связи войну между тунгусским князем и гуннским Метеу Цэн Иой. Итак, местечке Ноху (в «Собрании сутр», т.е. «Сборнике летописей» пишется «Нукус», в сочинении «Начало и конец дел Южной Монголии» — «Ноку», в «Истории монголов Доссона» — «Тэгус». — Н.А.) остались двое мужчин и две женщин по прозвищу Киан. Они перекочевали в горное местечко Эргунэ Хон, богатое тучными пастбищами, чистыми водами, заросшее лесом, и стали жить (Сайшиял, 2009: 144-145).

В связи с именем предка тюркоязычной части монго-ло-татарских племен — Нукуза, который идентифицируется с именем прародителя всех тюрков, «пророка Ноя» (казахск. — Нух-Пайгамбар) про племя урянкат Рашид-ад-Дин писал: «Это племя пошло от рода вышеупомянутых Кияна и Нукуза, имеется другая группа, которую называют «лесные урянкаты», но эти [последние] отличаются от них. Это лесное племя [находится] в пределах Баргуджин-Токума, там, где обитают племена: кори, баргут и тумат: они близки друг к другу. Их племена и [племенные] ветви, — как то было упомянуто в предшествующем разделе, — не есть коренные монголы. Урянкаты притязают на то, что они помогали и принимали участие в разжигании семидесяти очагов Эргунэ-Куна. У них есть такой обычай: когда падает много молний, они поносят и небо, и тучи, и молнии и кричат на них. Если молния упадает на животное и оно подохнет, они не едят мяса, а сторонятся и убегают о него. Они твердо уверены в том, что если они так поступают, то гроза прекратится. Другие монголы поступают, напротив: во время грозы они не выходят из кибиток и в страхе сидят [дома]. Есть рассказ, что в Могулистане бывают частые грозы. У монголов же считается, что молния исходит от некоего животного, подобного дракону, и в их областях жители [будто бы] видят, своими глазами, как оно падает с неба на землю, бьет по земле хвостом и извивается, а из его пасти извергается пламя» (Рашид-ад-Дин, 1952: 156).

Кроме того, С. Ш. Чагдуровым в Горной Бурятии вы-явлена система топонимов с основой «мон», основные из которых: Мон уула у с. Монды, Мон хада, хр. Монго за-паднее с. Хойто гол, речка Монгол — приток река Зуун Мурин в Тункинском долине, местность Монголжон в до-лине р. Оки. Исходя из этого, Чагдуров приходит к выводу: «…Мнение Доржи Банзарова о том, что слово «монгол» образовалось путем сложения двух слов «мон+гол» совершено верно. Следует только сделать одну оговорку…. Вряд ли этот этномин возник в Южной Монголии, на берегах Желтой реки, как думал в свое время Доржи Банзаров. Самого этноса, который был назван эти словом, еще не было в ту пору, когда род Бортэ-Чино обитал в районе Кукунора у историков Хуанхэ. Там в ту пору могли быть только монголоязычные тогоны или (тугухуни), тоба (или даба), муюны (или баяты), но никак монголы. И поэтому этноним «монгол» мог впервые появиться только в III–VIII веках н.э. и только севере монгольского современного мира, т.е. на се-веро-востоке от озера Хубсугул…, там, где находятся вы-шеперечисленные топонимы» (Чагдуров, 1998: 192; см. так-же: Коновалов, 1999: 123-125).

П. Б. Коновалов не сомневается в том, что приход с юга племени предков Бортэ-Чино, т.е. «чиносцев» из пле-мени «киян» (по-хуннусски — «хуян») на «землю Дзад» в Северной Монголии в район к востоку от озера Хубсугул (Коновалов, 1999: 34). При этом он утверждал, что данные миграции «нельзя считать единовременным конкретно-историческим актом, так же как спорно предложение, что это историческое лицо». Его «правомерно рассматривать в качестве мифологического персонажа, в котором заложено в тотемической форме представление монголов об их происхождении, воплощено их родовое самосознание» (Коновалов, 1983: 36-46). С. Ш. Чагдуров считал, что это — «север Монголии», «район четырех бурятских аймаков Присаянья» (Чагдуров, 1998: 79), но мы считаем, что это — не что иное, как «Чатская земля», т.е. восточная высокогорная часть Тувы, вплотную прилегающая к Окинскому и Тункинскому аймакам Бурятии, где до сих пор проживают близкородственные тоджинцам сойоты, а в домонгольскую эпоху проживали различные урянхайские племена, родственные тод-жинским племенам (ак, кол, бараан, хойук и др.).

Дополнительным аргументом в пользу нашей версии о местоположении как Эргунэ-Хун, так и Эргенекон, в Восточной Туве (т.е. древнем Урянхае) служит этимология самого этнотопонима Урянхай, который явно делится на две части, обозначающих соответственно мужское и женское начала: 1) «Ур» — «Восходящее Солнце», «ярость», «свирепость», «воинственность» (ср. древнерусск. — Бог Солнца Ярило и производное от него «ярость»). При этом «ур» является обычным сокращением имени Верховного Бога урянхайцев — Курбусту, которое, в свою очередь, является тувинизированным (диалектным) вариантом произношения имени Верховного Бога скифо-ариев Хормазд (бур.-монг. — Хормуст-Тэнгри) и органично вписывается в этимологический ряд, имеющий ярко выраженный «мужской характер» и явную связь с понятиями «Солнце», «мужчина», «янское начало»: /х/ор, ар, эр, ир, ер и т.д. К первой части данного трехсложного онима, как мы считаем, примыкает корнеслово «ан», представляющее собой сокращение от «хан», «ган» — «гора», в смысле «царь-гора», «Гора-Царь», «бог» (ср. Хайыракан — Медведь-гора, Царь-гора), а вторая часть состоит из «хаяа» — «утренняя заря». В результате получа-ем примерно следующее: «Горная котловина, из которой восходит солнце», т.е. выходит Бог Солнца, что полностью соответствует скифо-арийской мифологеме о том, что свя-щенный «Олень Золотые рога», тотемное божество скифов-саков, выносит Солнце из жерла вулкана на своих рогах.

Что касается топонима «Аргунь», на котором Б. Р. Зо-риктуев строит свою версию, располагая его в Маньчжу-рии, то его этимологическая связь с чисто тюркскими этнонимами является твердо установленной, причем такие авторитетные в этих вопросах казахские ученые, как Ж. Байжумин (2009) и К. К. Томпиев (2009), однозначно утвер-ждают, что этнонимы древних тюрков, как правило, предшествовали топонимам, поскольку были образованы от имени прародителя данного рода-племени, которое могло оказаться в любой, даже самой окраинной части Евразии, в том числе в Маньчжурии на реке Аргунь, но логика нашей аргументации как раз и заключается, что самый первоначальный топоним, образованный от называния так называемого «предкового рода» должен находиться ближе к географическому центру этногенеза прототюрков. Как мы уже отмечали, древние урянхайцы действительно доходили до Маньчжурии (вплоть до Кореи) и оставляли там свои этнотопонимы (Абаев, 2005), что вовсе не означало, что это их прародина, а которой они постоянно помнили и неоднократно возвращались. Если следовать логике Б. Р. Зоригтуева, то Эргунэ-Хун следует искать на Кавказе, где тоже есть Аргунь.

Однако на основании вышеизложенного можно ут-верждать, что этот этнотопоним действительно связан и с Эргенекон, и с Эргунэ-Хун, но через древнетюркский эт-ноним аргын, а также через понятие «Царь-Солнце» (тюркск. варианты — орхон, аргун, урхан, урген), восходя-щее к имени одного из первых скифских царей — Колок-сай (при тюркизации здесь имеет место переход «кол» — «хор», где это корнеслово одинаково означает человека царского/каганского/ханского рода; ср. — Куль-тегин), а ар/эр/ер/ир/ор во всех вариантах обозначают мужское-солнечное начало, в чем мы полностью соглашаемся с С. Ш. Чагдуровым и даже в меру своих лингвистических способностей стараемся развивать его ностратическую теорию в части этногенеза тюрко-монгольских народов Внутренней Азии (см.: Абаев, 2005). В его интерпретации второй части этнотопонима Эргунэ-Хун как «нэхун» — «яма» действительно присутствует связь с женским началом, но не через само понятие «яма», а через имя Нукуз, который произошел из волчьего логова. То есть в монгольском этнотопониме связь с женским началом идет от тотемного предка тюрков — волчицу, а также, вероятно, через этноним уйгур, который указывает на происхождение предков всех тюрков из пещеры/горной долины/ущелья/горной котловины, которые, впрочем, все равно так или иначе связаны с архетипом женского лона, представленного в данном случае пещерой или котловиной. Вместе с тем, представляется вполне доказанным, что те пласты этнотопонима Эргунэ-Хун, которые связаны с древнетюркской мифологией, явно бо-лее архаичны, чем монгольские напластования

Таким образом, анализ версий бурятских ученых Б. Зориктуева, С. Ш. Чагдурова и П. Б. Коновалова и сопоставление этих версий с данными исторических источников позволяет уточнить местоположение прародины, как тюрков, так и монголов, и идентифициро-вать ее с территорией древнего Урянхая. Ее мы рассматриваем как наиболее совпадающую со средневековыми описаниями этого места, к тому же находящуюся в центре пограничной зоны между тюркским и монгольским мирами Это дает основания предполагать, что в средние века размеры «Большого Урянхая» значительно превосходили современные административные границы Республики Тыва и включали в себя значительную часть территории Западной Бурятии и Северо-Западной Монголии. Эти сопредельные земли населяли не только так называемые уйгур-урянхи, прямые предки большинства тувинских родов и племен, но и родственные им этносы и этнические группы, влившиеся в состав монголов и бурят: сойоты, тофалары, цаатаны, гураны, дауры, буруты, саха-урянхайцы и др. При этом нужно также учитывать, что языковая «монголизация» западной части Бурятии началась только в эпоху Чингис-Хана (до этого подавляющее большинство родов и племен, населяющих весь Циркум-Байкальский регион было тюркоязычным) и начинает завершаться только с приходом русских, а у некоторых ныне обуряченных этносов (сойотов, тофаларов) тюркский язык в различных вариантах тоджинского диалекта тувинского языка сохраняется до XX в.



Список литературы:

Абаев, Н. В. (2005) Ранние формы религии и этнокультурогенез тюр-ко-монгольских народов. Кызыл : Изд-во ТывГУ.

Абаев, Н. В., Аюпов, Н. Г. (2009) Тэнгрианская цивилизация в духов-но-культурном и геополитическом пространстве Центральной Азии. Ч. I. Тэнгрианство и этноэкологические традиции тюрко-монгольских народов Внутренней Азии. Абакан.

Абуль-Гази (1906). Родословное древо тюрков. Пер. и предисл. Г. С. Саблукова, послесл. и примеч. И. О. Катанова. Казань.

Алмас, Т. (2008) Уйгуры / Перевод Хамита Хамраева. Алматы : Изда-тельский Дом «Мир».

Байжумин, Ж. (2009) История рождения, жизни и смерти пастуха Авеля. Арийский лексикон. Алматы.

Зориктуев, Б. Р. (1997) Прибайкалье в середине VI–начале XVII вв. Улан-Удэ.

Коновалов, П. Б. (1983) К истокам этнической истории тюрков и мон-голов // Этнические и историко-культурные связи монгольских наро-дов. Улан-Удэ.

Коновалов, П. Б. (1993) К истокам этнической истории тюрков и мон-голов // Этническая история народов Южной Сибири и Центральной Азии. Новосибирск.

Коновалов, П. Б. (1999) Этнические аспекты истории Центральной Азии (древность и средневековье). Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН.

Рашид-ад-Дин (1952). Сборник летописей. Т.1, кн. 1. / Пер. О. И. Смир-новой. М.–Л.

Сайшиял (2009) «Сказание о Чингисхане». Пер. со старомонгольского Н. Очирова // Чингисиада. В 3-х томах. Т. 2. Агинское – Улаан-Баатар.

Томпиев, К. К. (2009) О тюркских племенах и народах Азии и Европы. Алматы : КазАкпарат, 2009.

Чагдуров, С. Ш. (1997) Эргунэ-Хун — прародина монголоязычных ро-дов и племен // Международный конгресс монголоведов (Улан-Батор, август 1997 г.). «Доклады Российской делегации». М.

Чагдуров, С. Ш. (1998) Горная Бурятия — прародина всех монголов // Филологический сборник. Улан-Удэ.
назар

Нихаль Атсыз, Памяти павших под чужими знаменами

ПАМЯТИ ПАВШИХ ПОД ЧУЖИМ ЗНАМЕНЕМ

Братьям, оказавшимся вынужденными проливать кровь за чужую сторону и чужие идеалы! В эти дни читая в газетах о том, как вы по обычаю своих предков не сгибаясь перед превосходящими силами противников бьетесь до последнего патрона до последней капли крови, сердце мое обливается кровью. В этой жестокой буре Истории было бы справедливо, если бы вы бились не под чужими флагами и не за чужую победу, а под родными тюркскими флагами и за великую тюркскую идею.

Реки вашей крови и слез, что пролиты за вас должны были оросить древа победы, что обрадовали бы ваших славных предков. Ваши и наши предки шли за одними и теми же вождями в победоносные походы под одними и теми же победоносными знаменами. Богатыри нашей расы, в меховых бориках, с саблями в ножнах и луками в колчанах, выросшие в бескрайних степях на мясе и кумысе, соревнуясь в скорости с орлами вторгались во вражеские пределы, атаковали с песнями, подобными волчьему вою, и разносили в пух и прах противников. Хотелось бы вернуться в те славные времена, но возрата туда нет. Длинными вечерами под луной под музыку кобыза акыны рассказывали всем о славных походах, храбрых героях и их быстрых конях. Там мужи барсам, львам и орлам подобны были. Девы солнце и лунолики. А потом потухла наша звезда. Распались мы каждый стал своими делами занят. Беды и раздоры сменяли друг друга. В мире все испортилось. Однако одно осталось. Тюркская кровь.

Не испортилась она за века. Все ту же доблесть и честь она несет. Читая о том, как по зову крови, вы бьетесь до последнего патрона, последней капли крови, я вспомнил наше славное прошлое. И не смог бы сказать: эх лучше бы вы так жестоко не сражались. Эта ярость зов
нашей крови. Поэтому сегодня, когда вы проливаете кровь на чужой земле, я решил зажечь в вашу честь огонь памяти (Вечный Огонь). Вы, погибшие под чужими знаменами! Неизвестно, почтят ли вашу память на кладбищах. И может быть ни один поэт не воспоет вашу доблесть. Даже если не помянут вас ни словом, ни зажгут в поминовение ни огонька. Ваши души, достигнув Небесных Гор, легендарный наш предок Альпер Тонга встретит с почетными венками, все герои прошлого встретят вас с радостью и великий герой из героев Кюр Шад вам скажет: "Да восславятся ваши раны".

Братья, бьющиеся до последнего патрона. В мире нет героизма зазря. Ваша вроде бы зря пролитая кровь завтра восстанет новой зарей. Эти реки крови разбудят спящие массы, в разобщеных домах разбудят чувство единства и затронут волной сотни тысяч братьев и подвигнут их на путь Великой Идеи, нашему Красному Яблоку. До последнего патрона! До последнего коня! Есть ли для вас большая похвала, чем такие слова чужаков? Ваша история, ваша кровь, ваша раса требует от вас такого героизма. Если отвернется от нас Всевышний, если сотрет нас с лица Земли, история скажет: "Их больше нет, но они не отступили". Своей доблестью вы только подписываете свое бессмертие.

В дни, когда ваши братья бились на Дарданеллах, ваши сердца были с ними и вы молились за нас. Точно так же сегодня мы с вами и молимся за вас. Бейтесь! До последнего патрона, до последней капли крови! Даже если это нежеланная чужая сторона. Нет в этом вреда. В этой разлуке рождается Великое Завтра. Объединимся и у подножья Тянь-Шаня с чашами кумыса в руках зажгем огни памяти в честь ваших и наших предков.

Нихаль Атсыз, 1943 год
üc mayis

О советской системе изучения литературы

Вот что проходит по всей советской системе изучения литературы (собственно это только номинально советская, на самом деле еще дореволюционная система) - проблемы всех литературных героев объясняются "социально-политическими условиями". Т.е. какой-то литературный герой плохой не потому, что он плохой. А потому что "среда виновата". Онегин и Печорин - лишние люди, патамушта царь Николай Первый виноват (кстати, ни Пушкин, ни Лермонтов такого не говорят, а одни только левацкие критики за них додумывают). Хвастун Хлестаков и жулик Чичиков - тоже порождения проклятого царизма, про всякую там достоевщину я вообще молчу. Вот отсюда и происходит это идеологическое направление взгляда на жизнь - виноват не сам человек, а кто-то другой - царь, Трамп, Путин, Назарбаев, бен Ладен, помещики и капиталисты, евреи, кулаки, ястребы Пентагона и т.д.
Из этой же дебильной системы изучения литературы происходит и другое явление - когда школьников приучают, не разбираясь, восторгаться всякими там "революционерами" и "борцами", от головорезов Спартака, Пугачева, масонов-предателей декабристов, до просто злобного тролля Чацкого, а также разного рода народовольческой сволочи, большевиков, Че Гевар, Нью Лефт, евромайдауновских погромщиков 1968 года, и нынешних, лишь бы "за швабодку".
Но разве это царские бюрократы или евреи виноваты, что Евгений Онегин - бездельник, проматывающий дядюшкино наследство? Или Николай Первый? Или "наследие татарского ига" (которого не было, разумеется)? Пушкин ни тех, ни других не обвиняет. А левацкие критики, которым только бы и тявкнуть на любую власть, анархисты дебильные, тут же воют про "лишнего человека, замученного средой". Пидоры-хаоты, ебнутые на своей дебильной волюшке-воле, вечные разрушители и противники любого установленного порядка. И вот людишки, воспитанные в такой системе, привыкают, что во всем виноваты "социально-экономические условия". Вот только интересно, это лично Трамп или Путин или Макрон какой-то заставляют ссать в лифте или парковаться на газонах или выбрасывать бычки с балкона? Зато по первому призыву тут же начинают бунтовать. Это же так романтично "бороться за свободу" - за право убить полицейского или насрать в вазы Эрмитажа. Гораздо более романтично, чем убирать мусор в лесу после "шашлыков".

В общем, валите со своей дебильной волюшкой на свои деревья, и там сидите, как вам ваш патриарх Гундяй сказал.
üc mayis

Настоящие названия "славянских" городов

Харьков — Шарукань

Киев -Самбаташ (позднее Куяба)

Саратов — Сары Тау (Желтая гора)

Астрахань - Хаджитархан 

Пятигорск — Бестау

Волгоград — Сарычын

Симферополь — Акмеджит

Одесса - Хаджибей

 Азов — Асау

Ну, про реки Яик и Эдиль и напоминать не нужно.

"А кем были славяне в те времена? Это были варвары, язык которых непонятен, дикари, почти животные, жившие на деревьях наподобие зверей и птиц". (Патриарх Гундяев)

Это уже позже европейцы слепили из восточнославянских дикарей Голема, чтобы с его помощью уничтожать и покорять коренные народы Евразии, эксплуатировать природные богатства континента и использовать как пушечное мясо для межевропейских "разборок".

üc mayis

3 мая - день тюркизма

3 мая - день тюркизма (Türkçülük Günü)

День тюркизма берет свое начало от 3 мая 1944 года. В этот день состоялось последнее судебное заседание по так называемому делу расистов-туранистов. По этому делу проходил молодой туранист Гусейн Нихаль Атсыз, которого судили по ложным обвинениям турецкого писателя социалистического толка Сабахаттина Али. Атсыза заключили в тюрьму и в тот день в знак протеста тысячи турецких националистов вышли на улицы Анкары. Через год после этого события, 3 мая 1945-го года, в день годовщины «Большой демонстрации» в Анкаре, 10 узников военной тюрьмы Топхане – Нихаль Атсыз, Зеки Велиди Тоган, Неждет Санчар, Реха Огуз Тюрккан и другие – впервые отметили этот день как Праздник тюркизма. В последующие годы в эти дни проводились специальные церемонии, и 3 мая начали отмечать как День тюркской солидарности.

С 3 мая началась политическая карьера выдающегося правого турецкого политика Алпарслана Тюркеша.

В этот день тюрки всего мира вспоминают также о тюркских народах, страдающих под властью иностранных колонизаторов - о уйгурах и казахах Восточного Туркестана, оккупированного коммунистическим Китаем, о тюрках России, об азербайджанцах Ирана, о туркоманах Ирака и Сирии.

Марш Третьего мая https://www.youtube.com/watch?v=Bn2aCCcfL7Y