bozkurt_turan (bozkurt_turan) wrote,
bozkurt_turan
bozkurt_turan

Categories:

Прокуратура Мюнхена II изобличена в варварстве

Прокуратура Мюнхена II изобличена в варварстве

Опубликовано 4 декабря 2018 года на сайте https://heurein.wordpress.com/

Если бы потребовалось еще последнее доказательство того, что юстиция ФРГ вершит не правосудие, а осуществляет ветхозаветную юстицию мести, то прокуратура Мюнхена предоставила это доказательство, отклонив ходатайство о временном прекращении тюремного заключения смертельно больного 83-летнего Хорста Малера и об освобождении его из тюрьмы Бранденбурга на Хафеле, где он сидит уже почти одно десятилетие из-за высказанного им мнения, которое не по вкусу германофобам
Наказывать человека из-за нежелательного для режима ФРГ мнения, и наказывать его даже более жестоко чем убийцу или насильника-педофила, это уже само по себе представляет собой преступное деяние и с самого начала нарушает Основной закон ФРГ и Европейскую конвенцию о правах человека. И, в конце концов, во время заседания комиссии по правам человека ООН 11-29 июля 2011 в Женеве, было принято следующее решение: «Законы, которые объявляют преступлением высказывание мнений об исторических фактах, несовместимы с обязательствами, которые эта конвенция возлагает на государств-сигнатариев относительно уважения свободы слова и свободы выражения мнения. Конвенция не позволяет общий запрет выражения ошибочного мнения или неправильной интерпретации событий прошлого». (Абз. 49, CCPR /C/GC/34). Это решение относится – согласно сноске 115, которая ссылается на «закон Фориссона» – в первую очередь к «оспариванию» Холокоста. ФРГ принадлежит к числу стран, подписавших Конвенцию, и, следовательно, была бы обязана самое позднее с 2011 года соблюдать ее. Так как она этого не делает, а и дальше с помощью параграфа 130 УК извращает право, она поступает как бессовестный деспот из джунглей. Но также и ООН совершает преступление, так как она совершенно осознанно не настаивает на соблюдении этого решения. (Германии, которая согласно статьям 53 и 107 устава ООН рассматривается как «вражеское государство», по мнению ООН как раз и следует быть разграбленной и, в конечном счете, уничтоженной.)
Теперь этот находящийся в тюрьме безосновательно или вопреки международному праву Хорст Малер из-за многолетних страданий в тюрьме стал смертельно больным, но даже в этом драматическом состоянии здоровья ему не позволено было заменить последнюю треть его срока условным наказанием, чтобы он, по крайней мере, смог умереть в окружении своей семьи. Это новое качество методов пытки, применяемых против неугодных диссидентов, является постоянным позором юстиции ФРГ вообще, а в случае Хорста Малера, в частности, позором прокуратуры Мюнхена II. В конце концов, даже администрация тюрьмы Бранденбурга, в которой находится в заключении этот тяжелобольной человек, поняла это и подала в ответственную прокуратуру Мюнхена просьбу о временном освобождении Малера из тюрьмы – но безрезультатно.
Картина этой безумной системы становится полной. Уполномоченная теневыми структурами власти так называемая «канцлер Меркель» из мнимой гуманности (!) миллионы раз нарушает законы и, в конце концов, несет ответственность за убийства и террор, осуществляемый иностранцам, но это гигантское правонарушение в пользу ложной псевдогуманности, само собой разумеется, не вызывает никаких претензий у прокуратуры. Но в случае немца Хорста Малера, напротив, не требуется нарушать ни один закон, а только наоборот соблюдать писаные и неписаные элементарные права человека, чтобы проявить гуманность, которую он действительно заслуживает. Но мюнхенская прокуратура мешает этому. Кроме того, пришедшая в упадок Германия Меркель постановляет, что, снова из-за мнимой гуманности (!), иностранцев нельзя депортировать даже в являющиеся безопасными государства, ведь если в их родной стране кто-то пукнет, то это могло бы испугать их! Но умирающему Хорсту Малеру позволяют подохнуть в тюрьме.
А теперь давайте взглянем на лицемерное обоснование палачами отрицательного решения, подписанного «судебной чиновницей госпожой Редман», причем нужно исходить из того, что эта чиновница просто выполняла «распоряжение свыше»:
«Согласно параграфу 455 абз. 4 УПК исполнение наказания может быть прервано, если (…) из-за болезни исполнение наказания может вызвать скорую опасность для жизни осужденного, или если осужденный по иной причине тяжело заболевает, и эта болезнь не может быть диагностирована или лечение ее невозможно в тюрьме или тюремной больнице, и нужно ожидать, что болезнь, вероятно, продлится значительное время.
В письме от 6 ноября 2018 года администрация тюрьмы Бранденбурга ходатайствовала о временном прекращении тюремного заключения согласно параграфу 455 абз. 4 предложение 1 номер 3 УПК из-за непригодности исполнения наказания. [(т.е. дальнейшего пребывания Малера в заключении) это и следующие подчеркивания сделаны автором].
У осужденного имеются «разнообразные тяжелые болезни», которые по причине преклонного возраста осужденного, а также нынешнего острого заболевания и ожидаемого процесса развития как раз этого заболевания могут в любое время привести к острым осложнениям, которые невозможно было бы вылечить в больничном отделении данного тюремного учреждения, и они могли бы стать чрезвычайной угрозой для его жизни. Ампутацию второй голени также нельзя исключать, причем последующий после этого медицинский уход был бы возможен только в больнице вне тюремного учреждения. С медицинской точки зрения осужденный больше не способен содержаться в тюрьме.
Осужденный присоединился к этому ходатайству тюремной администрации с письмом своего защитника от 5 ноября 2018 года.
Осужденный находится с 25 октября 2018 года во внешнем стационаре B1 в городской клинике Бранденбурга на Хафеле, где первоначально у него диагностировали бактериальное воспаление легких, которое затем лечили с помощью антибиотиков. Так удалось пока достигнуть стабилизации состояния осужденного. Более проблематичным оказалось лечение прогрессирующего нарушения кровоснабжения в правой ноге. В связи с этим образовались дальнейшие некрозы, которые, в конечном счете, требуют ампутацию голени, от чего, однако, осужденный отказывается. В течение последних дней состояние здоровья осужденного резко ухудшилось. Теперь осужденный больше не может вставать, он сонный, и получает морфий против болей».
Хотя здесь и были утаены другие болезни осужденного, такие как диабет, сердечная слабость, почечная недостаточность и заражение крови, но и перечисленных тюремной администрацией болезней более чем достаточно, чтобы немедленно освободить этого смертельно больного человека – по меньшей мере, в нормальной стране даже без особенно гуманистического вида. Но эта система поступает с немецким народом по-варварски, и прокуратура Мюнхена II продемонстрировала это, так как после перечня достигнувших уже конечной фазы неизлечимых болезней заключенного, судебная чиновница Редман – она действительно называется «Рехтспфлегерин», т.е. она должна следить за соблюдением права!! – в своем решении продолжает:
«При всем том о временном прекращении тюремного заключения не может быть речи».
Нижеследующее обоснование невозможно превзойти по глумлению и цинизму:
«Временное прекращение тюремного заключения согласно параграфу 455 абз. 4 предложение 1 номер 2 УПК исключается уже только поэтому, что между приведением в исполнение наказания в форме лишения свободы и существующей опасностью для жизни нет никакой причинно-следственной связи. Угрожающее жизни состояние осужденного возникло скорее из-за его отказа от необходимой медицинской помощи. (…) Во временном прекращении наказания согласно параграфу 455 абз. 4 номер 3 УПК также отказано. Осужденный в настоящее время бесспорно тяжело болен, и судя по медицинским отчетам его смерть вероятна. Однако это не то состояние осужденного, которое не могло бы быть диагностировано и подвергнуто лечению в больнице тюремного учреждения».
Это полнейшая чепуха. Представьте себе: Человек много лет только из-за не содержащего призывов к насилию высказывания своего мнения, т.е. невинно (!) томится в тюрьме. То, что для заключенного это означает постоянную огромную психическую нагрузку, которая должна вызывать болезни и способствовать им, очевидно. И так же азбучная истина и то, что тело и дух неотъемлемо связаны друг с другом, что доказывает научно-медицинская отрасль психосоматики. Итак, у Малера вполне существует причинно-следственная связь между тюремным заключением и существующей опасностью для жизни! Также утверждение, что угрожающее жизни состояние Малера вызвано как раз его отказом от ампутации второй ноги, является непревзойденным по нереалистичности и глупости. Доктор Ригольф Хенниг так пишет об этом в открытом письме прокуратуре Мюнхена II:
«По сути вы обосновываете ваше отклонение прошения тем, что господин Малер отказался от дальнейшего оперативного вмешательства, которое могло бы, возможно, спасти его жизнь. Как известно, господину Малеру из-за вызванной диабетом гангрены уже была ампутирована одна нога, теперь ампутация другой ноги по той же самой причине потребовалась бы ради сохранения жизни. Как опытный хирург я согласен с решением Хорста Малера. Уже по причине первой ампутации пациент едва не умер от таких осложнений как отказ почек и отказ сердца; при втором оперативном вмешательстве этого вида с высокой вероятностью нужно было бы ожидать его смерти. Даже если не говорить о том, что утративший обе ноги человек уже совсем не может жить нормальной жизнью, но, если сравнить друг с другом возможность вероятной смерти в случае ампутации и ограниченного по времени, но безусловно более длительного выживания, то последнему следует отдать предпочтение. Я и сам принял бы именно такое решение».
Уже много десятилетий мы своими глазами видим, что получается, если зависимые судьи строят из себя историков, хотя они способны использовать только спущенный им свыше особый параграф 130 УК; и мы видим ту же самую гротескную игру, когда включенные в неправовую систему прокуроры или «судебные чиновники» начинают играть роль врачей. Нет, этот варварский отказ не допускает какой-либо иной мотивации, кроме как сознательное принятие в расчет смерть критиков режима во время их тюремного заключения (если даже не простое желание этой смерти). Слепая ненависть, которая проявляется в этой попытке взваливать на невинно заключенного смертельно больного человека вину за его состояние, слишком очевидна. Здесь практикуется античеловечность.
Что же это только такое, что заставляет именно мюнхенские прокуратуры I и II проявлять такую жестокость, которая должна ужасать каждого цивилизованного человека? Прокуратура Мюнхена I, за подписью старшего прокурора Штерна, умудрилась уже в 2004 году создать прецедент, что каждый может безнаказанно пропагандировать массовые убийства немецкого народа («Bomber Harris do it again» - «Бомбардировщик Харрис, сделай это снова!»); Мюнхен II своим преследованием древнего больного старика Джона (Ивана) Демьянюка создал еще один прецедент для варварства от имени правосудия: Хотя никакая личная вина подсудимого не была доказана, он был обвинен в пособничестве массовому убийству и осужден с нарушением закона. И в случае Хорста Малера ответственные лица мюнхенской прокуратуры II окончательно проявили свой позор. Если они уже давно виновны в сознательном преследовании невиновных – состав преступления по параграфу 344 УК, то теперь они будут виновны в умышленном неоказании помощи, а также в несоблюдении ст. 2 (2) Основного закона: «Каждый имеет право на жизнь и физическую неприкосновенность». И что, наряду с законами, в каждой цивилизованной стране является само собой разумеющимся, а именно человечность, чего профессиональные лицемеры требуют от Китая или какого-то там Касавубухстана, напротив, в преданной ими Германии они предпочитают придерживаться талмудистских традиций.
Сколько людей еще падут жертвой их мании преследования, неизвестно; ясно только то, что они изобличены в своей жестокости или изобличили себя сами, и когда-то они сами должны будут ответить перед порядочным судом, который также заслуживает этого имени. Ни настоящие основные виновники, ни вытолкнутая ими на передний план судебная чиновница «Рехтспфлегерин» Редман тогда не смогут улизнуть.

***
Хорст Малер все же согласился на операцию, ввиду некоторого общего улучшения состояния здоровья. Вторую ногу ему ампутировали. Он жив. Возможно, его все же выпустят - власти понимают, что умерший в тюрьме человек становится мучеником, и его идеи и слова привлекут внимание людей, а умерший на свободе человек - это просто еще одна естественная смерть от старости и болезней.
Tags: Европка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments